Всплывают источники богатств Мантурова

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров продолжает легализовывать своё имущество. Это даёт возможность примерно проследить источники его богатств.

Ещё на слуху новости о непонятно откуда взявшемся доходе более чем в 0,5 млрд рублей, который задекларировал Денис Мантуров по итогам прошлого года. А тут новый факт: 84-летняя мама министра оформила права на недавно отстроенное поместье на Клязьминском водохранилище стоимостью примерно 5 млрд рублей (цифру рассчитали исходя из прайса итальянской компании, которая возвела дом в 4 тыс. «квадратов» и другие постройки). Есть также сведения, что пенсионерка уже подарила сыну-министру не менее роскошный особняк в том же клубном посёлке, но, правда, не такой большой – всего 454 метра. Эта недвижимость должна появиться в декларации чиновника за 2020 год.

Разбирая цепочки фирм-посредников, через которые имуществом владеют родственники министра промышленности, можно обнаружить, что они переплетаются с другой сетью, сплетённой семьёй главы «Ростеха» Сергея Чемезова. То, что Мантуров курирует «Ростех» в правительстве, это, конечно же, чистое совпадение. Главе «Ростеха», в свою очередь, подконтрольна Объединённая авиастроительная корпорация, на пост председателя совета директоров которой он «продавил» Анатолия Сердюкова, экс-министра обороны, амнистированного по обвинению в халатности. Совет директоров должен контролировать деятельность гендиректора компании Юрия Слюсаря (по совпадению – бывшего заместителя Дениса Мантурова). И вот тут возникают вопросы. ОАК приносит убытки в десятки миллиардов, а управленцы её получают зарплаты в десятки миллионов. И при этом заключают весьма сомнительные с точки зрения конфликта интересов контракты. К примеру, с компаниями «Промспецстрой» и «Спецстройпроект». По данным СМИ, Слюсарь имел общий строительный бизнес с их учредителем Сергеем Большаковым, а «Промспецстрой» обанкротилась, так и не выполнив свои обязательства. Ещё один бизнес-парт­нёр Слюсаря – Валерий Лаптев, как утверждают, через свои компании также регулярно получал миллиардные госконтракты от авиационной промышленности. Судя по убыточности ОАК, вся эта деятельность не идёт ей на пользу. Однако кураторы компании при этом обзаводятся всё более и более роскошной недвижимостью. Есть ли между этими двумя процессами прямая связь, пока доподлинно не установлено.

Регионы