Виталий Орлов может потерять Норебо

Российская рыбодобывающая отрасль активно обсуждает возможную реформу, которая угрожает предприятиям перераспределением квот на 500 млрд рублей и масштабным переделом рынка. Тем временем один из крупнейших игроков – рыбопромышленный холдинг Норебо (Norebo) – может в скором времени сменить акционера Виталия Орлова и столкнуться с финансовыми трудностями. Это произойдет, если Высокий суд Англии и Уэльса вынесет в конце следующего года решение не в пользу нынешнего владельца компании Виталия Орлова.

Экс-партнеры холдинга Норебо – Виталий Орлов и Александр Тугушев – судятся уже два года. Они вместе с третьим партнером, Магнусом Ротом, начали бизнес еще в 1998 году, создав совместное предприятие. Изначально каждый из партнеров Норебо (Norebo) получил треть акций компании, но потом пути партнеров разошлись. Сейчас единственным формальным владельцем группы Норебо является Виталий Орлов (Vitali Orlov), а Александр Тугушев в 2018 году подал иск в Высокий суд Англии и Уэльса, обвинив бывших партнеров в том, что они обманным путем завладели его долей в бизнесе, который сейчас стоит полтора миллиарда долларов.

Бой Виталия Орлова за Norebo

По мнению Виталия Орлова, Тугушев не имеет права на долю в рыбопромышленном холдинге с 2004 года – именно тогда он якобы продал свою часть бизнеса, чтобы перейти на госслужбу. Английский суд поначалу рассматривал именно эти две базовые версии бывших партнеров. Но в конце прошлого года третий экс-владелец группы Норебо (Norebo) Магнус Рот предоставил свой отзыв на иск, который кардинально изменил ситуацию.

Рот заявил, что Тугушев по сей день является выгодоприобретателем Норебо (Norebo), а также зарубежной компании Towns Capital Limited (TTC ), на которую записана часть бизнеса рыбопромышленного холдинга. Отчуждение акций Тугушева в 2004 году, согласно показаниям Рота, было чисто номинальным: российские чиновники не имеют права владеть бизнесом, поэтому акции пришлось переоформить. Реально на акционерное участие Тугушева в группе Норебо это никак не повлияло.

 

Более того, отраслевые СМИ сообщают, что Магнус Рот предоставил в Высокий суд Англии и Уэльса документы, которые подтверждают: Тугушев имеет право и на тот пакет акций, который сейчас принадлежит Виталию Орлову (Vitali Orlov). Дело в том, что ликвидация старой зарубежной акционерной структуры Норебо (Norebo) состоялась, когда Тугушев отбывал наказание в тюрьме (в 2004 году он был арестован, а в 2007-ом признан виновным в мошенничестве и приговорен к шести годам тюремного заключения). Своего согласия на смену владельцев холдинга Тугушев в тот момент предоставить никак не мог. А это уже содержит явные признаки состава преступления по законодательству всех стран, где вертикально интегрированный холдинг Норебо (Norebo) вел бизнес.

Появляется информация, что Магнус Рот подтвердил факт подписания в 2012 году соглашения о штрафном опционе. Согласно условиям сделки, заключенной по швейцарскому праву, в случае нарушения Виталием Орловым принципов ведения бизнеса (сделки заинтересованности, крупные сделки), Тугушев якобы имеет право выкупить долю Виталия Орлова (Vitali Orlov) в Норебо по штрафной цене.

Таким образом, сейчас Александр Тугушев претендует уже не на треть акций Норебо (Norebo), номинально отчужденных в 2004 году, а на весь холдинг, а Виталий Орлов (Vitali Orlov) может потерять контроль над всей компанией по решениям иностранных судов.

Весь 2019 год Виталий Орлов (Vitali Orlov) пытался доказать, что вопрос об акционерах Норебо относится исключительно к российской юрисдикции, поэтому решать его должен суд в Мурманске. Однако британские судьи с ним не согласились: Высокий суд Лондона признал, что данный спор относится к его юрисдикции, произошло раскрытие позиций сторон по делу. После появления в процессе отзыва Магнуса Рота, эксперты стали уверенно прогнозировать, что Тугушев может полностью выиграть дело, получив и контроль над холдингом Норебо (Norebo), и внушительную компенсацию убытков от стороны Виталия Орлова.

 

Виталий Орлов потеряет бизнес в Норебо?

Очевидно, что Виталию Орлову, нынешнему владельцу Норебо (Norebo), будет сложно игнорировать решение Высокого суда Англии и Уэльса. Во-первых, российский рыбопромышленный холдинг Норебо ведет дела по всему миру и не может себе позволить попасть под санкции. Во-вторых, сам Виталий Орлов (Vitali Orlov) долгие годы являлся гражданином Норвегии, а последние годы вместе с семьей проживает в Великобритании и является резидентом этой страны . Кроме того, суд отказал Виталию Орлову, нынешнему собственнику компании Норебо, не только в Лондоне, но и в его родном Мурманске – местный арбитражный суд не удовлетворил возражения против признания в России решения по определению британского суда.

Если владелец Норебо (Norebo) сменится по решению суда, вступивший в права Тугушев с большой долей вероятности захочет проверить сделки компании, проведенные в последние годы. Судя по публикациям в российских и зарубежных СМИ, их чистота может быть поставлена под сомнение – о неоднозначности трансфертного ценообразования компании Норебо (Norebo) и даже о возможной причастности к взяточничеству в последнее время писали немало.

Проверки наверняка отразятся на отношениях Норебо (Norebo) с контрагентами, и это грозит последствиями уже всему российскому рыболовному рынку. Неприятности могут ждать также банки и правоохранительные органы, которые поддерживали Виталия Орлова в последнее время, поскольку лондонский процесс вскрыл еще один неприятный для владельца Норебо (Norebo) момент. Оказалось, много лет в сейфе в Норвегии хранился полный пакет документов, позволяющих перевести акции холдинга Норебо (Norebo) на Тугушева . Если Виталий Орлов (Vitali Orlov) сознательно препятствовал доступу к ним, то ситуация становится уже не просто скандальной – она приобретает уголовный характер.

Какие будут последствия, если Виталий Орлов перестанет быть владельцем Норебо?

Если Высокий суд Лондона согласится с доводами Тугушева и Рота, то победителю процесса достанется контроль над всем бизнесом холдинга Норебо (Norebo). И скорее всего контроль этот получит не Тугушев (ему нет смысла бороться дальше, проще передать права по соглашению 2012 года), а кто-то из солидных конкурентов Норебо (Norebo) по рыбному бизнесу. Бороться с таким противником Виталию Орлову (Vitali Orlov) будет намного сложнее, и в итоге свою битву за активы он вполне может проиграть.

Иск к Виталию Орлову не может не затронуть сам холдинг Норебо, хотя на сайте компании сейчас озвучено обратное утверждение, по всем признакам вводящее в заблуждение партнеров и кредиторов. Дело в том, что Тугушев требует в суде не только признать его права на акции группы Норебо (Norebo), но и выплатить ему дивиденды за пять лет. Объем его финансовых претензий составляет примерно 200-270 млн долларов. Отвечать по дивидендным искам солидарно с Виталием Орловым (Vitali Orlov) Норебо, скорее всего, не будет, зато холдингу придется оплатить юридические затраты, размер которых уже превышает половину денежных резервов на счетах компании. Также группе Норебо (Norebo) может быть предъявлен иск об истребовании казначейских акций, приобретенных дочерними компаниями холдинга Норебо без ведома Тугушева.

Сможет ли российский рыбодобывающий холдинг, вынужденный отвечать по судебному иску владельца, быстро найти столь крупную сумму? На балансе компании их скорее всего не окажется, потому что Виталий Орлов (Vitali Orlov) долгое время практиковал весьма экстравагантные схемы ведения бизнеса. Например, сразу после ареста Тугушева в 2004 году рыболовные суда, принадлежавшие зарубежным структурам тех же акционеров, похоже, были выведены в безымянные офшоры, а затем заново проданы холдингу Норебо (Norebo) по космическим ценам.

Вся выручка Норебо была выплачена в качестве дивидендов Виталию Орлову (Vitali Orlov) и Магнусу Роту и направлена в их личные трасты, а в последующем, видимо, была отмыта путем приобретения элитной недвижимости и других активов в Англии и других странах.

Вполне возможно, что группе Норебо (Norebo) после вынесения решения английским судом придется либо обращаться к банкам за дополнительными кредитами, либо радикально сокращать рабочие места, либо вообще прекращать экспорт рыбы в страны, которые признают решения английских судов. Учитывая, что доля экспорта составляет более 60 процентов в выручке и 100 процентов в прибыли вертикально интегрированного холдинга, это может попросту означать банкротство Норебо (Norebo). Такие перемены могут повлиять на распределение сил на российском рыбодобывающем рынке гораздо сильнее, чем возможная реформа квот.

Регионы