«Эльгинский» сценарий Зюзина и Авдоляна

Владелец «Мечела» планирует продажу якутских железорудных месторождений?

Владелец группы «Мечел» Игорь Зюзин может вернуть лицензии на разработку расположенных на территории Якутии Пионерского и Сиваглинского железорудных месторождений, ранее досрочно отозванные Роснедрами. Регулятор настаивал, что «Мечел» нарушил ряд требований, касающихся сроков разведки и подготовки к разработке, но юристы холдинга успешно выиграли суды апелляционной инстанции и сегодня готовятся к рассмотрению кассационной жалобы Роснедр. Вместе с тем, возможность эксплуатации месторождений «Мечелом» вызывает большие сомнения в связи с тяжелым финансовым положением группы: ее долги без пеней и штрафов на конец прошлого года превышали 325 млрд рублей. В минувшем марте холдинг уже просрочил выплаты ECA-кредиторам, задолженность перед которыми составляет 33 миллиарда, при этом в его руководстве заявили, что на удовлетворение требований кредиторов у «Мечела» банально нет денег. Финансовое положения холдинга наводит на мысль о скором банкротстве: входящие в его структуру предприятия декларируют убытки, доли учредителей находятся в залоге у аффилированных предприятий, а средства могут выводиться на счета офшорных фирм. Что касается возвращения якутских активов, то они могут быть необходимы Зюзину для их последующей продажи: в прошлом году он уже продал Эльгинское угольное месторождение компании «А-проперти», владелец которой Альберт Авдолян, при поддержке главы «Ростеха» Сергея Чемезова, сегодня реализует проект создания промышленного мега-кластера в Якутии и на Дальнем Востоке.

«Зюзин против Роснедр»: впереди кассация

Горно-металлургический холдинг «Мечел» Игоря Зюзина в судебном порядке добивается возвращения права пользования расположенными в Якутии Пионерским и Сиваглинским месторождениями железных руд. Как сообщает «Коммерсант», еще в октябре и декабре прошлого года арбитражный суд первой и второй инстанций признал решение, ранее вынесенное Роснедрами, незаконным. Тем не менее, точку в деле ставить рано, так как на 26 апреля намечено рассмотрение кассационной жалобы регулятора.

Лицензии на месторождения холдинг получил еще в 2011-2012 гг., но в декабре 2019 года Роснедра досрочно отозвали их, так как «Мечел» не выполнил ряд требований, касающихся завершения сроков разведки и подготовки к разработке по причине недостатка финансирования. Между тем, в ходе судебных заседаний, юристы компании смогли доказать, что в процессе геологоразведки месторождений были выявлены отсутствующие в лицензиях медь, золото и доломиты.

Указанное обстоятельство требовало дополнительной работы Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых (ГКЗ), в то время, как Роснедра настаивали на выполнении срока начала добычи. В итоге суд пришел к выводу, что при вынесении приказа о досрочном прекращении лицензий, регулятором не оценивались действия ГКЗ и Якутнедр, менявших условия разработки. Независимые юристы оценивают подход Роснедр как «формальный».

В то же время, в «Мечеле» дают высокую оценку экономического потенциала Пионерского и Сиваглинского месторождений и говорят о заинтересованности в их дальнейшей разработке. «На месторождениях выполнен большой объем геологоразведочных работ, а также успешно проведены промышленные испытания по переработке руд в агломерационном и доменном цехах Челябинского металлургического комбината», - рассказал «Коммерсанту» представитель холдинга.

Банкротство «Мечела» уже не за горами?

Общие запасы двух месторождений превышают 160 млн тонн. СМИ отмечают удобное для «Мечела» расположение активов: они находятся вблизи входящего в структуру холдинга предприятия «Якутуголь», что позволяет оперативно задействовать его ресурсную базу. Кроме того, рядом находится примыкающая к БАМу железнодорожная ветка «Нижний Бестях – Тында». Высокое качество запасов железной руды позволяет снизить объемы инвестиций в ее добычу. Однако учитывая высокую степень долговой нагрузки компании, вопрос полноценной эксплуатации объектов остается открытым.

К тому же, «Мечел» испытывает трудности с разработкой своего главного железорудного якутского актива – Сутамской площади: ранее для этого использовалась инфраструктура Эльгинского угольного месторождения, но в апреле прошлого года оно было продано компании «А-проперти».

Причиной продажи Эльги стали долги холдинга, составлявшие к концу 2019 года 373,7 млрд рублей, включая долгосрочную задолженность в размере 220 миллиардов, которая была переквалифицирована в краткосрочную вследствие нарушения договорных положений о перекрестном неисполнении обязательств. Основными кредиторами выступают Газпромбанк и ВТБ, но с ними удалось договориться о реструктуризации задолженностей и продлить сроки их погашения на семь лет с возможной дополнительной отсрочкой.

Весь прошлый год поступали сообщения о том, что «Мечел» работает в «минус». Так, в первом квартале его убытки составили 36,9 млрд рублей, по сравнению с прибылью в размере 11,3 миллиарда полученной за тот же период годом ранее. При этом долг холдинга вырос до 427 миллиардов. По итогам девяти месяцев чистый убыток по МФСО оценивался уже в 15,7 миллиарда, а долги снизились до 336,1 млрд рублей.

Как писал «Интерфакс», на конец 2020 года чистый долг холдинга без пеней, штрафов и опционов составил 325,6 миллиарда. За год Игорь Зюзин смог выплатить кредиторам порядка 99,5 млрд рублей, преимущественно из средств, полученных от продажи Эльгинского месторождения. Однако уже в марте стало известно, что «Мечел» просрочил выплаты ECA-кредиторам, долги перед которыми составляют 33 млрд рублей (из них 29 миллиардов – это задолженность перед французской финансовой группой «BNP Paribas»).

«Если ECA-кредиторы прибегнут к принудительному взысканию долга, это может привести к кросс-дефолту по другим нашим обязательствам и досрочному взысканию практически всей нашей задолженности. У нас нет ресурсов, чтобы выплатить просроченный долг или немедленно удовлетворить требования о досрочном погашении долга, если они поступят от кредиторов», – цитировал «Коммерсант» официальное сообщение «Мечела», подчеркивая, что подобное развитие событий грозит холдингу банкротством.

Убытки, залоги, офшоры

Если обратиться к финансовым показателям предприятий, входящих в структуру холдинга, то впечатление складывается удручающее. Так, согласно данным открытых источников, в прошлом году убытки головной структуры – ПАО «Мечел» составили 1,5 млрд рублей при выручке в 14 миллиардов.

Похожим образом обстоит ситуация у целого ряда дочерних структур группы. Например, ООО «Мечел-Энерго» задекларировало убытки в размере 288 млн рублей при выручке 18 миллиардов. Годом ранее при аналогичной выручке убытки составили 67 миллионов. ООО УК «Мечел-сталь» также сработало «в минус»: при выручке 488 млн рублей, его убытки составили 4,1 миллиона, а стоимость активов – «минус» 30 миллионов.

У ООО УК «Мечел-Транс» выручка составила 164 млн рублей, убытки – 5,2 миллиона, стоимость активов – «минус» 25 миллионов. ООО «Торговый дом «Мечел» перестал приносить выручку еще в 2017 году, зато неизменно декларирует убытки: в прошлом году они составили 742 тыс. рублей. ООО «Кислинский завод архитектурно-художественного литья» ушел «в минус» на 26 млн рублей при выручке 115 миллионов и отрицательной стоимости активов.

Учитывая наличие у господина Зюзина многомиллиардных долгов, можно только удивляться тому, как ему удается годами удерживать «на плаву» принадлежащий ему холдинг. Отметим, что имеет место еще одно любопытное обстоятельство. Дело в том, что доли учредителей большинства дочерних компаний «Мечела» находятся в залоге. В некоторых случаях, они заложены не единожды, причем в числе залогодержателей зачастую фигурируют предприятия, входящие в структуру группы.

Так, в числе держателей залога упомянутого выше ООО «Мечел-Энерго», фигурируют подконтрольные «Мечелу» «Челябинский металлургический комбинат», ПАО «Уральская кузница» и Холдинговая компания «Якутуголь». Эти же предприятия выступают залогодержателями доли ООО «Мечел-Материалы». В случае ООО «Мечел-Инжиниринг» в их число входит также «Московский коксогазовый завод» – еще одно структурное подразделение холдинга.

В общем, Игорь Зюзин закладывает самому себе свои же собственные активы. Что касается финансов «Мечела», то они могут благополучно выводиться на счета офшорных учредителей ПАО «Мечел». Таковых более чем достаточно: швейцарские «CONARES HOLDING AG» и «CONARES TRADING AG», кипрские «SKIRONAS INVESTMENTS LIMITED» и «BODEGA ENTERPRISES LIMITED», а также британская «BRITTA INVESTMENTS LTD». Можно сказать, полный офшорный комплект.

Авдолян и Чемезов – «строители» мега-кластера

В таких сомнительных обстоятельствах Зюзин рассказывает кредиторам об отсутствии средств для выплаты простроченных долгов и предупреждает их о возможности кросс-дефолта в случае их принудительного взыскания. Но каким же образом он собирается осваивать Пионерское и Сиваглинское железорудные месторождения? Ведь все говорит о том, что бизнесмен выиграет кассацию.

Здесь невольно возникает мысль: а не ожидает ли эти активы судьба Эльгинского угольного месторождения, за счет продажи которого в прошлом году Зюзин попытался решить часть своих финансовых проблем? Напомним, что тогда он получил от владельцев компании «А-проперти» Альберта Авдоляна и Сергея Адоньева 89 млрд рублей. Последние, таким образом консолидировали в своих руках 100% актива, выкупив также за 45 миллиардов долю Газпромбанка.

Ничего удивительного в таком развитии событий не будет, причем тот же Авдолян может оказаться весьма заинтересован в сделке. Дело в том, что еще в 2019 году стало известно о его планах создания колоссального промышленного кластера, в состав которого войдут «Якутская топливно-энергетическая компания» (ЯТЭК) и Эльгинское месторождение (у бизнесмена уже тогда были планы его приобретения). Позже проект расширился за счет угольного порта Вера в Приморье и Огоджинского угольного месторождения в Амурской области.

Но аппетит, как известно, приходит во время еды. В минувшем феврале СМИ сообщили о предстоящей покупке Авдоляном угольной компании «Сибантрацит», ранее принадлежавшей погибшему олигарху Дмитрию Босову. Стороны уже подписали соответствующее соглашение. Стоимость сделки не озвучивается, но по информации источников «Коммерсанта», она может составить порядка 1 млрд долларов.

Отмечается также, что эти наполеоновские планы привели к значительному увеличению долговой нагрузки «А-проперти», которая за 2020 год выросла в 11 раз, составив 152,2 млрд рублей. При этом Эльга оказалась в залоге у Газпромбанка и Россельхозбанка. В то же время, Авдолян может действовать в интересах главы «Ростеха» Сергея Чемезова. Дело в том, что госкорпорации принадлежит по 25% в порту Вера и Огоджинском месторождении, а ее кредитное учреждение «Новикомбанк» владеет 21% «ЯТЭК». Кроме того, в марте «Ростех» подписал соглашение с «А-проперти» о покупке 5% Эльгинского месторождения.

Как мы можем убедиться, Авдолян явно вошел во вкус. Не исключено, что этому в немалой степени способствует поддержка, оказываемая ему Чемезовым. Так что обстоятельства явно благоприятствуют «А-проперти»: Пионерское и Сиваглинское месторождения прекрасно укладываются в охватывающий Якутию мега-кластер, а Игорь Зюзин, прикладывающий максимум усилий для возвращения лицензии на их разработку, находится на грани банкротства и остро нуждается в деньгах для погашения многомиллиардных долгов. В этих условиях повторение сценария с Эльгой становится вполне возможным.

Регионы